1932



СТИХИ К СЫНУ



1



Ни к городу и ни к селу - 

Езжай, мой сын, в свою страну,  - 

В край - всем краям наоборот!  - 

Куда назад идти -  вперед

Идти, - особенно - тебе,

Руси не видывавшее



Дитя мое... Мое? Ее - 

Дитя! То самое былье,

Которым порастает быль.

Землицу, стершуюся в пыль,

Ужель ребенку в колыбель

Нести в трясущихся горстях:

"Русь - этот прах, чти - этот прах!"



От неиспытанных утрат - 

Иди - куда глаза глядят!

Всех стран - глаза, со всей земли - 

Глаза, и синие твои

Глаза, в которые гляжусь:

В глаза, глядящие на Русь.



Да не поклонимся словам!

Русь - прадедам, Россия - нам,

Вам - просветители пещер  - 

Призывное: СССР, -

Не менее во тьме небес

Призывное, чем: SOS.



Нас родина не позовет!

Езжай, мой сын, домой - вперед  - 

В свой край, в свой век, в свой час, - от нас

В Россию - вас, в Россию - масс,

В наш-час -  страну! в сей-час - страну!

В на-Марс - страну! в без-нас - страну!



Январь 1932





2



Наша совесть - не ваша совесть!

Полно! - Вольно! - О всем забыв,

Дети, сами пишите повесть

Дней своих и страстей своих.



Соляное семейство Лота  - 

Вот семейственный ваш альбом!

Дети! Сами сводите счеты

С выдаваемым за Содом - 



Градом. С братом своим не дравшись

Дело чисто твое, кудряш!

Ваш край, ваш век, ваш день, ваш час,

Наш грех, наш крест, наш спор, наш  - 



Гнев. В сиротские пелеринки

Облаченные отродясь  - 

Перестаньте справлять поминки

По Эдему, в котором вас



Не было! по плодам - и видом

Не видали! Поймите: слеп - 

Вас ведущий на панихиду

По народу, который хлеб



Ест, и вам его даст, - как скоро

Из Медона - да на Кубань.

Наша ссора - не ваша ссора!

Дети! Сами творите брань



Дней своих.



Январь 1932





3



Не быть тебе нулем

Из молодых - да вредным!

Ни медным королем,

Ни попросту - спортсмедным



Лбом, ни слепцом путей,

Коптителем кают,

Ни парой челюстей,

Которые жуют,  - 



В сём полагая цель.

Ибо в любую щель - 

Я - с моим ветром буйным!

Не быть тебе буржуем.



Ни галльским петухом,

Хвост заложившим в банке,

Ни томным женихом

Седой американки,  - 



Нет, ни одним из тех,

Дописанных, как лист,

Которым - только смех

Остался, только свист



Достался от отцов!

С той стороны весов

Я - с черноземным грузом!

Не быть тебе французом.



Но также - ни одним

Из нас, досадных внукам!

Кем будешь - Бог один...

Не будешь кем - порукой - 



Я, что в тебя - всю Русь

Вкачала - как насосом!

Бог видит - побожусь!  - 

Не будешь ты отбросом



Страны своей.



22 января 1932





РОДИНА



О неподатливый язык!

Чего бы попросту - мужик,

Пойми, певал и до меня:

 -  Россия, родина моя!



Но и с калужского холма

Мне открывалася она - 

Даль - тридевятая земля!

Чужбина, родина моя!



Даль, прирожденная, как боль,

Настолько родина и столь

Рок, что повсюду, через всю

Даль - всю ее с собой несу!



Даль, отдалившая мне близь,

Даль, говорящая: "Вернись

Домой!"

        Со всех - до горних звёзд

Меня снимающая мест!



Недаром, голубей воды,

Я далью обдавала лбы.



Ты! Сей руки своей лишусь, - 

Хоть двух! Губами подпишусь

На плахе: распрь моих земля - 

Гордыня, родина моя!



12 мая 1932





* * *



Закрыв глаза - раз иначе нельзя - 

(А иначе - нельзя!) закрыв глаза

На бывшее (чем топтанное травка  - 

Тем гуще лишь!), но ждущее - до завтра ж!

Не ждущее уже: смерть, у меня

Не ждущая до завтрашнего дня...



Так, опустив глубокую завесу,

Закрыв глаза, как занавес над пьесой:

Над местом, по которому - метла...

(А голова, как комната - светла!)

На голову свою - 

 -  да попросту - от света



Закрыв глаза, и не закрыв, а сжав  - 

Всем существом в ребро, в плечо, в рукав

 -  Как скрипачу вовек не разучиться!  - 

В знакомую, глубокую ключицу - 

В тот жаркий ключ, изустный и живой  - 

Что нам воды -  дороже -  ключевой.



Сентябрь 1932





* * *



Дом, с зеленою гущей:

Кущ зеленою кровью...

Где покончила - пуще

Чем с собою: с любовью.



14 июня 1932





ICI-HAUT*



1



Товарищи, как нравится

Вам в проходном дворе

Всеравенства - перст главенства:

 -  Заройте на горе!



В век распевай, как хочется

Нам - либо упраздним,

В век скопищ - одиночества

 - "Хочу лежать один" - 

Вздох...



----------------

* Здесь - в поднебесье (фр.).





2



Ветхозаветная тишина,

Сирой полыни крестик.

Похоронили поэта на

Самом высоком месте.



Так и во гробе еще - подъем

Он даровал - несущим.

...Стало быть, именно на своем

Месте, ему присущем.



Выше которого только вздох,

Мой из моей неволи.

Выше которого - только Бог!

Бог - и ни вещи боле.



Всечеловека среди высот

Вечных при каждом строе.

Как подобает поэта - под

Небом и над землею.



После России, где меньше он

Был, чем последний смазчик-

Равным в ряду - всех из ряда вон

Равенства - выходящих.



В гор ряду, в зорь ряду, в гнезд ряду,

Орльих, по всем утесам.

На пятьдесят, хоть, восьмом году - 

Стал рядовым, был способ!



Уединенный вошедший в круг

Горе? - Нет, радость в доме!

На сорок верст высоты вокруг

Солнечного да кроме



Лунного - ни одного лица,

Ибо соседей - нету.

Место откуплено до конца

Памяти и планеты.





3



В стране, которая - одна

Из всех звалась Господней,

Теперь меняют имена

Всяк, как ему сегодня



На ум или не-ум (потом

Решим!) взбредет. "Леонтьем

Крещеный - просит о таком-

то прозвище". - Извольте!



А впрочем, что ему с холма,

Как звать такую малость?

Я гору знаю, что сама

Переименовалась.



Среди казарм, и шахт, и школ:

Чтобы душа не билась! - 

Я гору знаю, что в престол

Души преобразилась.



В котлов и общего котла,

Всеобщей котловины

Век - гору знаю, что светла

Тем, что на ней единый



Спит - на отвесном пустыре

Над уровнем движенья.

Преображенье на горе?

Горы - преображенье.



Гора, как все была: стара,

Меж прочих не отметишь.

Днесь Вечной Памяти Гора,

Доколе солнце светит  - 



Вожатому - душ, а не масс!

Не двести лет, не двадцать,

Гора та - как бы ни звалась -

До веку будет зваться



Волошинской.



23 сентября 1932





(4)



 - "Переименовать!" Приказ - 

Одно, народный глас - другое.

Так, погребенья через час,

Пошла "Волошинскою горою"



Гора, названье Янычар

Носившая - четыре века.

А у почтительных татар:

 -  Гора Большого Человека.



22 мая 1935





(5)



Над вороным утесом - 

Белой зари рукав.

Ногу - уже с заносом

Бега - с трудом вкопав



В землю, смеясь, что первой

Встала, в зари венце - 

Макс! мне было - так верно

Ждать на твоем крыльце!



Позже, отвесным полднем,

Под колокольцы коз,

С всхолмья да на восхолмье,

С глыбы да на утес - 



По трехсаженным креслам:

 -  Тронам иных эпох!  - 

Макс! мне было - так лестно

Лезть за тобою - Бог



Знает куда! Да, виды

Видящим - путь скалист.

С глыбы на пирамиду,

С рыбы - на обелиск...



Ну, а потом, на плоской

Вышке - орлы вокруг - 

Макс! мне было - так просто

Есть у тебя из рук,



Божьих или медвежьих,

Опережавших "дай",

Рук неизменно-брежных,

За воспаленный край



Раны умевших браться

В веры сплошном луче.

Макс, мне было так братски

Спать на твоем плече!



(Горы... Себе на горе

Видится мне одно

Место: с него два моря

Были видны по дно



Бездны... два моря сразу!

Дщери иной поры,

Кто вам свои два глаза

Преподнесет с горы?)



...Только теперь, в подполье,

Вижу, когда потух

Свет - до чего мне вольно

Было в охвате двух



Рук твоих... В первых встречных

Царстве - о сам суди,

Макс, до чего мне вечно

Было в твоей груди!



==================



Пусть ни единой травки,

Площе, чем на столе - 

Макс! мне будет - так мягко

Спать на твоей скале!



28 сентября 1932





* * *



Никуда не уехали  - ты да я - 

Обернулись прорехами - все моря!

Совладельцам пятерки рваной - 

Океаны не по карману!



Нищеты вековечная сухомять!

Снова лето, как корку, всухую мять!

Обернулось нам море - мелью:

Наше лето - другие съели!



С жиру лопающиеся: жир - их "лоск",

Что не только что масло едят, а мозг

Наш - в поэмах, в сонатах, в сводах:

Людоеды в парижских модах!



Нами - лакомящиеся: франк - за вход.

О, урод, как водой туалетной - рот

Сполоснувший - бессмертной песней!

Будьте прокляты вы - за весь мой



Стыд: вам руку жать, когда зуд в горсти,

Пятью пальцами - да от всех пяти

Чувств - на память о чувствах добрых - 

Через все вам лицо - автограф!



Февраль 1932 - лето 1935



[

* * *



Темная сила!

Мpa-ремесло!

Скольких сгубило,

Как малых - спасло.



(1932)

]